Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32


6
Уснул я на рассвете, когда солнце уже показалось из-за горизонта.

Отлично уснул: просто, тихо и без сновидений…

Проспал, но, недолго — сестры милосердия разбудили: скоро утренний обход.

Никакой, понимаешь, докторской этики! Сплошная конкретика Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32…

Меня вообщем очень забавляло то положение, которое занимают в госпитальной структуре сестры милосердия. Дамы ухаживают за ранеными, помогая им чисто в примитивно-бытовом плане: налить отвар, сделать компресс, поправить подушку либо Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 укрыть дополнительным одеялом. В остальном — эти примечательные представительницы красивого пола способствуют в написании писем, чтении книжек, газет и тому схожей ерунде.

Всю запятнанную работу по уходу за ранеными делают санитары — в большинстве собственном Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 уже немолодые мужики-добровольцы. Фельдшеры делают перевязки и уколы, а докторы оперируют и производят общее управление исцелением.

Кстати, о перевязках!

Эти садисты, эти варвары в белоснежных халатиках знать не знали, что для того Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32, чтоб приставший к телу бинт легче отходил, его нужно омочить веществом перекиси водорода либо, на худенький конец, марганцовки. А эти упыри просто рвали по-живому.

Боль адская…

На 3-ий раз я обложил Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 фельдшеров матом в три этажа с балконом и мезонином, упомянув всех их родственников до седьмого колена и их свободных и невольных сожителей из числа представителей животного мира. А позже огласил сущность рацпредложения Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 с пероксидом водорода и попросил впредь делать конкретно так — по другому я буду очень огорчен и прострелю коленки тому лечиле, который будет действовать по старинке.

Консенсус был достигнут.


Ну вот, все суетятся Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32, изображая бурную деятельность. Топочут по коридору, забегают в палаты, проверяя, все ли с виду в порядке, перед возникновением доктора. При этом главное — это конкретно внешний облик, а остальное — издержки…

В конце концов Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 все стихает в ожидании.

Ага! Означает, начальство идет!

И точно — из коридора слышится глас доктора Болеслава Яновича Зелинского.

У меня даже как-то каламбур в стихах родился: «И вот нас посетило мед светило Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32…»

Наша очередь подойдет минимум через полчаса, поэтому как палата у нас 4-ая, а Зелинский — дядечка на уникальность въедливый, прямо до занудности…


— Доброе утро, господа! — В дверцах появился наш доктор в сопровождении свиты Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 из докторов и сестер милосердия.

— Утро — хорошим не бывает! — буркнул я.

Не выспался так как. И вообщем! Не люблю, когда они вот итак вот массой вламываются, — ощущаешь себя жителем зоопарка Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32. Но поздороваться все-же нужно… Noblesse oblige:[101]

— Здравствуйте, почетаемый Болеслав Янович!

— Ну-с, как вы себя чувствуете, государь прапорщик?

— Отвратительно! Но полон оптимизма!

— Ха-ха… Это очень трогательно, но хотелось бы Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 услышать подробности. В особенности по первому пт!

Мы с доктором в неком роде пикируемся. С соблюдением всех приличий, естественно! Не знаю почему, но у меня на докторов всегда такая реакция — юмористическо-истерическая. Отлично еще Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32, когда у оппонента есть чувство юмора!

— Слабость, пульс более частый, одышка, боли вот тут и тут… — перечислил я. — То же самое, что и вчера.

— Василий Михайлович! — обратился доктор конкретно к моему Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 лечащему доктору — медику Исачкову. — Каково, на ваш взор, состояние раны?

— Удовлетворительно, Болеслав Янович, — отозвался тот. — Заживление идет отлично, без осложнений.

— И слава богу! — Зелинский извлек из кармашка собственного белого халатика слуховую трубку, чтобы помучить Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 меня обычным «дышите — не дышите». — Поднимите-ка рубаху, государь прапорщик!


После того как осмотр моей умеренной личности в конце концов удовлетворил любопытство «светила», доктор взялся за моего соседа — поручика Лазарева.

С Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 ним было труднее — фактически все повреждения внутренние и достаточно болезненные. Но спустя четверть часа величавая процессия медработников торжественно удалилась, оставив нас в покое.

Ну наконец!

Заморили — сил нет!

Тем временем пришло время завтрака Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32. Тоже, честно говоря, сложная процедура в нашем положении. Я неделю привыкал держать ложку левой рукою, так как правую мне подымать очень не рекомендуется — рана может открыться.

Лазарева так вообщем Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 медсестры подкармливают с ложки…

Фактически, за завтраком мы и узнали, что к полудню прибудут раненые и у нас появятся новые соседи.

Может быть, станет мало лучше в плане общения, а то я Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 со скукотищи совершенно с мозга сойду!

7
Итак, у нас в палате пополнение, и сейчас нас четыре.

Новыми жильцами нашего горестного покоя стали два очень приметных со всех боков человека.

Во-1-х, прапорщик братского Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 Сибирского 9-го гренадерского полка нашей 3-й дивизии Иван Иванович Евграшин — младший офицер пулеметной роты. Полный георгиевский кавалер. Нелюдимый чубатый парняга крепкого телосложения, с сердито хмурыми бровями на круглом лице. Эпикриз — проникающее Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 штыковое ранение грудной клеточки.

Пока новоприбывших таскали на перевязку, доктор нам поведал, что того злосчастного остолопа, который рискнул проткнуть Иван Иваныча штыком, этот размеренный с виду хлопец взял за гортань и забил насмерть пятифунтовой гранатой Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 Новицкого.

Наш человек!

Ибо не хрен!

Вторым по очереди, но не по значению, был штабс-капитан Анатолий Акинфиевич Логинов — самый что ни на есть реальный танкист! Другими словами, естественно Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32, бронеходчик из 52-й особенной бронебригады (так тут обругали танковые части).

Немолодой компанейский мужик среднего роста с коварным оценивающим взором.

Эпикриз — множественные осколочные ранения. Плюс ко всему — выбитые фронтальные зубы. Все это как итог Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 пробития брони шрапнелью, поставленной «на удар».

Больше всего Логинов мучился не от ранений, а от переживаний по поводу факта смерти большей части экипажа и, фактически, самого танка, носившего гордое заглавие «Бегемот». Кто Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32-то умер сходу, кто-то позже, когда машина загорелась.

Самому Анатолию Акинфиевичу, на мой взор, крупно подфартило, что его в полубессознательном состоянии выволокли из подбитого «бронехода» до того, как машину обхватило пламя Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32.


После перевязки, проведенной в согласовании с моими умеренными пожеланиями в традициях, хороших от эры ранешнего палеолита, я упросил санитара проводить меня в палату к Генриху.

Я уже мог с грехом напополам Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 передвигаться без помощи других, держась за стенку. Но в этом случае необходимо было идти в другое крыло строения, а таковой подвиг был мне пока не по силам.

Литус лежал на кровати у стенки Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32, откинувшись на подушку и прикрыв глаза.

Санитар усадил меня на стул, стоявший в изголовье, и, шмыгнув носом, поинтересовался:

— Ну дык я пойду?

— Ступай… — отозвался я, пристально оглядывая Генриха. Последний раз мы с ним Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 виделись в санитарном поезде, а по прибытии в лазарет общались только средством записок, передаваемых через сестер милосердия.

На фоне белоснежной наволочки его лицо казалось изжелта-зеленым. Под глубоко запавшими очами — черные круги. Даже Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 светлые волосы моего друга заполучили некий пепельный колер…

— Геня… Генрих! — осторожно позвал я.

Потемневшие веки дрогнули и приоткрылись… Несколько секунд Литус смотрел на меня не узнавая, но позже взор обрел осмысленное Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 выражение:

— Саша…

— Геня… Как ты?

— Увы… Приличия обязывают меня сказать на данный момент чего-нибудть возвышенно-бодрственное, но — не могу. — Он облизнул сухие растрескавшиеся губки. — Лихорадка не проходит. Означает, есть воспаление. Нога Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 — как будто бревно! Каждый денек эти компрессы на рану… Гной, сукровица… Боль… Господи, Саша, я помыслить не мог, что человеку вообщем может быть так больно…

— Терпи, казак, атаман будешь![102]

— Терплю… Знаешь Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32, когда вытаскивали осколки кости — было еще ужаснее. Я всегда был в сознании, а морфий не помогал. — Генрих вздохнул. — А сейчас — это глуповатое воспаление.

Мне нечего было ему сказать. Не было подходящих слов… Не Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 находилось… Потому я просто сжал его правую руку собственной «рабочей» левой…

Тень признательной ухмылки промелькнула на его изможденном лице.

— Видишь, Саша, как оно выходит — когда тебя притащили на перевязочный пункт, все Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 задумывались, что все… Что ты при погибели… Что посодействовать уже нереально… А ты — вот он, живой… И даже сидишь практически ровно, хоть и похож на бледноватую тень самого себя. А я, когда меня Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32 ранило, — напротив, задумывался, дескать, ерунда это все! За пару недель оклемаюсь! И операция прошла удачно, и даже кость, молвят, срастается нормально. И вот для тебя… Как все глупо, нескладно…

— Ничего, Геня. Ничего… Прорвемся Михаил Валерин Если судьба выбирает нас… - страница 32! — Я так разволновался, что употребил в речи очевидный анахронизм.

— В каком смысле? — Литус был в недоумении.

— В смысле: «Прорвемся через актуальные неприятности»!


migracii-naseleniya.html
migracionnaya-politika-v-rossii-i-za-rubezhom.html
migracionnij-potencial-i-mehanizmi-zakrepleniya-molodih-specialistov-v-regione.html