Михаил Афанасьевич Булгаков

Миша Афанасьевич Булгаков Роковые яичка
 
РОКОВЫЕ Яичка
Повесть

 

ГЛАВА I
КУРРИКЮЛУМ ВИТЭ Доктора ПЕРСИКОВА
16 апреля 1928 года, вечерком, доктор зоологии IV муниципального института и директор зооинститута в Москве Персиков вошел в собственный кабинет Михаил Афанасьевич Булгаков, помещающийся в зооинституте, что на улице Герцена. Доктор зажег верхний матовый шар и осмотрелся.

Начало ужасающей катастрофы необходимо считать заложенным в этот злополучный вечер, равно как первопричиною этой катастрофы следует считать конкретно доктора Владимира Михаил Афанасьевич Булгаков Ипатьевича Персикова.

Ему было ровно 58 лет. Голова восхитительная, толкачом, лысая, с пучками желтых волос, торчащими по краям. Лицо гладко выбритое, нижняя губа выпячена вперед. От этого персиковское лицо вечно носило на для Михаил Афанасьевич Булгаков себя несколько капризный отпечаток. На красноватом носу старомодные мелкие очки в серебряной оправе, глазки блестящие, маленькие, росту высочайшего, сутуловат. Гласил скрипучим голосом узким и квакающим и посреди других странностей имел Михаил Афанасьевич Булгаков такую: когда гласил что-либо веско и уверенно, указательный палец правой руки превращал в крючок и щурил глазки. А потому что он гласил всегда уверенно, ибо эрудиция в его области у него Михаил Афанасьевич Булгаков была совсем феноменальная, то крючок очень нередко возникал перед очами собеседников доктора Персикова. А вне собственной области, т. е. зоологии, эмбриологии, анатомии, ботаники и географии, доктор Персиков практически никогда не гласил.

Газет доктор Персиков Михаил Афанасьевич Булгаков не читал, в театр не прогуливался, а супруга доктора сбежала от него с тенором оперы Зимина в 1913 году, оставив ему записку такового содержания:

"Нестерпимую дрожь омерзения возбуждают во мне твои лягушки. Я Михаил Афанасьевич Булгаков всю жизнь буду злосчастна из-за их".

Доктор больше не женился и малышей не имел. Был очень запальчив, но отходчив, обожал чай с морошкой, жил на Пречистенке, в квартире из Михаил Афанасьевич Булгаков 5 комнат, одну из которых занимала сухонькая старушка, экономка Марья Степановна, ходившая за доктором, как нянька.

В 1919 году у доктора отняли из 5 комнат 3. Тогда он заявил Марье Степановне:

- Если они не закончат эти бесчинства, Марья Степановна Михаил Афанасьевич Булгаков, я уеду за границу.

Нет сомнения, что если б доктор выполнил этот план, ему совсем не сложно удалось бы устроиться при кафедре зоологии в любом институте мира, ибо ученый он был совсем Михаил Афанасьевич Булгаков высококлассный, а в той области, которая так либо по другому касается земноводных либо нагих гадов, и равных для себя не имел кроме профессоров Ульяма Веккля в Кембридже и Джиакомо Бартоломео Михаил Афанасьевич Булгаков Беккари в Риме. Читал доктор на 4 языках, не считая российского, а по-французски и немецки гласил как по-русски. Намерения собственного относительно заграницы Персиков не выполнил, и 20-й год вышел еще ужаснее Михаил Афанасьевич Булгаков 19-го. Произошли действия и притом одно за другим. Огромную Никитскую переименовали в улицу Герцена. Потом часы, врезанные в стенку дома на углу Герцена и Моховой, тормознули на 11 с 1/4 и, в конце концов, в Михаил Афанасьевич Булгаков террариях зоологического института, не вынеся всех пертурбаций известного года, издохли сначало 8 прекрасных экземпляров квакшей, потом 15 обычных жаб и, в конце концов, исключительнейший экземпляр жабы Суринамской.

Конкретно прямо за жабами, опустошившими тот Михаил Афанасьевич Булгаков 1-ый отряд нагих гадов, который по справедливости назван классом гадов бесхвостых, переселился в наилучший мир бессменный охранник института старик Влас, не входящий в класс нагих гадов. Причина погибели его, вобщем, была та Михаил Афанасьевич Булгаков же, что и у бедных гадов, и ее Персиков обусловил сходу:

- Бескормица!

Ученый был совсем прав: Власа необходимо было подкармливать мукой, а жаб мучными червяками, но так как пропала 1-ая, постольку пропали и 2-ые Михаил Афанасьевич Булгаков. Персиков оставшиеся 20 экземпляров квакш попробовал перевести на питание тараканами, да и тараканы куда-то провалились, показав свое злостное отношение к военному коммунизму. Таким макаром и последние экземпляры пришлось выбросить в выгребные Михаил Афанасьевич Булгаков ямы на дворе института.

Действие смертей и в особенности Суринамской жабы на Персикова не поддается описанию. В смертях он полностью почему-либо обвинил тогдашнего наркома просвещения.

Стоя в шапке и калошах Михаил Афанасьевич Булгаков в коридоре выстывающего института, Персиков гласил собственному помощнику Иванову, изящнейшему джентльмену с острой белокурой бородкой:

- Ведь за это его, Петр Степанович, уничтожить не много! Что все-таки они делают? Ведь они ж Михаил Афанасьевич Булгаков загубят институт! А? Превосходный самец, исключительный экземпляр Пипа американа, длиной в 13 см...

Далее пошло ужаснее. По погибели Власа окна в институте замерзли насквозь, так что цветистый лед посиживал на внутренней поверхности стекол. Издохли зайчики Михаил Афанасьевич Булгаков, лисицы, волки, рыбы, и все до одного ужи. Персиков стал молчать целыми деньками, позже захворал воспалением легких, но не погиб. Когда оправился, приходил дважды в неделю в институт и в Михаил Афанасьевич Булгаков круглом зале, где было всегда, почему-либо не изменяясь, 5 градусов мороза, независимо от того, сколько на улице, читал в калошах, в шапке с наушниками и в кашне, выдыхая белоснежный пар, 8 слушателям цикл лекций на Михаил Афанасьевич Булгаков тему "Пресмыкающиеся горячего пояса". Все другое время Персиков лежал у себя на Пречистенке на диванчике, в комнате, до потолка набитой книжками, под пледом, кашлял и смотрел в пасть пламенной печурке, которую Михаил Афанасьевич Булгаков золочеными стульями топила Марья Степановна, вспоминал Суринамскую жабу.

Но все в мире кончается. Кончился 20-й и 21-й год, а в 22-м началось какое-то оборотное движение. Во-1-х: на месте покойного Власа Михаил Афанасьевич Булгаков появился Панкрат, еще юный, но подающий огромные надежды зоологический охранник, институт стали топить понемногу. А летом Персиков, с помощью Панкрата, на Клязьме изловил 14 штук вульгарных жаб. В террариях вновь закипела жизнь... В 23-ем Михаил Афанасьевич Булгаков году Персиков уже читал 8 раз в неделю - 3 в институте и 5 в институте, в 24-ом году 13 раз в неделю и, не считая того на рабфаках, а в 25-м весной, прославился тем, что Михаил Афанасьевич Булгаков на экзаменах срезал 76 человек студентов и всех на нагих гадах:

- Как, вы не понимаете, чем отличаются нагие гады от рептилий? - спрашивал Персиков, - это просто забавно, юноша. Тазовых почек нет у нагих гадов. Они Михаил Афанасьевич Булгаков отсутствуют. Тэк-то-с. Стыдитесь. Вы, возможно, марксист?

- Марксист, - угасая, отвечал зарезанный.

- Итак вот, пожалуйста, осенью, - обходительно гласил Персиков и бодро орал Панкрату: - давай последующего!

Подобно тому, как амфибии Михаил Афанасьевич Булгаков оживают после долгой засухи, при первом обильном дождике, оживился доктор Персиков в 1926 году, когда соединенная американо-русская компания выстроила, начав с угла Газетного переулка и Тверской, в центре Москвы, 15 пятнадцатиэтажных домов, а на окраинах 300 рабочих Михаил Афанасьевич Булгаков особняков, каждый на 8 квартир, раз и навечно прикончив тот ужасный и забавнй жилищный кризис, который так терзал москвичей в годы 1919 - 1925.

Вообщем это было замечательное лето в жизни Персикова, и порою он Михаил Афанасьевич Булгаков с тихим и удовлетворенным хихиканьем потирал руки, вспоминая, как он жался с Марьей Степановной в 2 комнатах. Сейчас доктор все 5 получил назад, расширился, расположил 2 1/2 тыщи книжек, чучела, диаграммы, препараты, зажег на столе зеленоватую Михаил Афанасьевич Булгаков лампу в кабинете.

Институт тоже выяснить было нельзя: его покрыли кремовою краской, провели по специальному водопроводу воду в комнату гадов, сменили все стекла на зеркальные, прислали 5 новых микроскопов, стеклянные препарационные столы, шары по Михаил Афанасьевич Булгаков 2000 ламп с отраженным светом, рефлекторы, шкапы в музей.

Персиков оживился, и весь мир внезапно вызнал об этом, едва в декабре 1926 года вышла в свет брошюра:

"Еще к вопросу о размножении Михаил Афанасьевич Булгаков бляшконосых либо хитонов" 126 стр, "Известия IV института".

А в 1927, осенью, серьезный труд в 350 страничек, переведенный на 6 языков, в том числе и японский: "Эмбриология пип, чесночниц и лягушек". Стоимость 3 руб, Госиздат.

А летом Михаил Афанасьевич Булгаков 1928 года вышло то неописуемое, ужасное...

ГЛАВА II
^ ЦВЕТНОЙ ЗАВИТОК
Итак, доктор зажег шар и осмотрелся. Зажег рефлектор на длинноватом экпериментальном столе, надел белоснежный халатик, позвенел каким-то инвентарем на столе...

Многие Михаил Афанасьевич Булгаков из 30 тыщ механических экипажей, бегавших в 28 году по Москве проскакивали по улице Герцена, шурша по гладким торцам, и через каждую минутку с рокотом и скрежетом скатывался с Герцена к Моховой трамвай 16, 22, 48 либо 53-го Михаил Афанасьевич Булгаков маршрута. Блики разноцветных огней забрасывал в зеркальные стекла кабинета и далековато и высоко был виден рядом с черной и грузной шапкой храма Христа туманный, бледноватый месячный серп.

Но ни он, ни рокот Михаил Афанасьевич Булгаков вешней Москвы нисколечко не занимали доктора Персикова. Он посиживал на винтящемся трехногом табурете и побуревшими от табаку пальцами крутил кремальеру прекрасного цейсового микроскопа, в каком был заложен обычный неокрашенный продукт новых амеб. Тогда Михаил Афанасьевич Булгаков, когда Персиков менял повышение с 5 на 10 тыщ, дверь приоткрылась, показалась остренькая бородка, кожаный нагрудник и помощник позвал:

- Владимир Ипатьевич, я установил брыжжейку, не желаете ли посмотреть?

Персиков живо сполз с табурета, бросив Михаил Афанасьевич Булгаков кремальеру на полдороге и, медлительно вертя в руках папиросу, прошел в кабинет помощника. Там, на стеклянном столе, полузадушенная и обмершая от испуга и боли лягушка была распята на пробковом штативе, а Михаил Афанасьевич Булгаков ее прозрачные слюдяные внутренности вытянуты из кровавого животика в микроскоп.

- Прекрасно - произнес Персиков и припал глазом к окуляру микроскопа.

Разумеется, что-то очень увлекательное можно было разглядеть в брыжейке лягушки, где Михаил Афанасьевич Булгаков, как на ладошки видные, по рекам сосудов бойко бежали живы кровяные шарики. Персиков запамятовал о собственных амебах и в течении полутора часов по очереди с Ивановым припадал к стеклу микроскопа. При всем этом оба ученых Михаил Афанасьевич Булгаков перекидывались оживленными, но непонятными обычным смертным словами.

В конце концов Персиков отвалился от микроскопа, заявив:

- Сворачивается кровь, ничего не поделаешь.

Лягушка тяжко шевельнула головой, и в ее потухающих очах были Михаил Афанасьевич Булгаков явственны слова: "Сволочи вы, вот что..."

Разминая затекшие ноги, Персиков поднялся, возвратился в собственный кабинет, зевнул, потер пальцами вечно воспаленные веки и, присев на табурет, заглянул в микроскоп, пальцы он наложил на Михаил Афанасьевич Булгаков кремальеру и уже собирался двинуть винт, но не двинул. Правым глазом лицезрел Персиков мутноватый белоснежный диск и в нем смутных белоснежных амеб, а посредине диска посиживал цветной завиток, схожий на дамский локон. Этот Михаил Афанасьевич Булгаков завиток и сам Персиков и сотки его учеников лицезрели сильно много раз и никто не интересовался им, ну и незачем было. Цветной пучочек света только мешал наблюдению и демонстрировал, что продукт Михаил Афанасьевич Булгаков не в фокусе. Потому его свирепо стирали одним поворотом винта, освещая поле ровненьким белоснежным светом. Длинноватые пальцы зоолога уже впритирку легли на вырезку винта и вдруг дрогнули и слезли. Предпосылкой этого был Михаил Афанасьевич Булгаков правый глаз Персикова, он вдруг насторожился, удивился, налился даже опаской. Не бесталантная посредственность, на горе республики, посиживала у микроскопа. Нет, посиживал доктор Персиков! Вся жизнь, его помыслы сосредоточились в правом глазу. Минут 5 в Михаил Афанасьевич Булгаков каменном молчании высшее существо следило низшее, мучая и напрягая глаз над стоящим вне фокуса продуктам. Кругом все молчало. Панкрат уснул уже в собственной вестибюле и один только раз в отдалении Михаил Афанасьевич Булгаков музыкально и лаского прозвенели стекла в шкапах - это Иванов, уходя, запер собственный кабинет. За ним простонала входная дверь. Позже уже послышался глас доктора. У кого он спросил - непонятно.

- Что такое? Ничего не Михаил Афанасьевич Булгаков понимаю...

Запоздалый грузовик прошел по улице Герцена, колыхнув старенькые стенки института. Плоская стеклянная чашечка с пинцетами звякнула на столе. Доктор побледнел и внес руку над микроскопом, так, как будто мама над дитятей, которому Михаил Афанасьевич Булгаков грозит опасность. Сейчас не могло быть и речи о том, чтоб Персиков двинул винт, о нет, он страшился уже, чтоб какая-нибудь сторонняя сила не вытолкнула из поля зрения того, что он Михаил Афанасьевич Булгаков увидал.

Было полное белоснежное утро с золотой полосой, перерезавшей кремовое крыльцо института, когда доктор покинул микроскоп и подошел на онемевших ногах к окну. Он дрожащими пальцами надавил кнопку и темные глухие шторы закрыли Михаил Афанасьевич Булгаков утро и в кабинете оживилась мудрейшая ученая ночь. Желтоватый и вдохновенный Персиков растопырил ноги и заговорил, уставившись в паркет слезящимися очами:

- Но как это так? Ведь это страшенно!... Это страшенно, господа, - повторил Михаил Афанасьевич Булгаков он, обращаясь к жабам в террарии, но жабы спали и ничего ему не ответили.

Он помолчал, позже подошел к выключателю, поднял шторы, потушил все огни и заглянул в микроскоп. Лицо его стало Михаил Афанасьевич Булгаков напряженным, он сдвинул кустоватые, желтоватые брови.

- Угу, угу, - пробурчал он, - пропал. Понимаю. По-о-нимаю, - протянул он сумасшедше и вдохновенно смотря на погасший шар над головой, - это просто.

И он вновь опустил Михаил Афанасьевич Булгаков шипящие шторы и вновь зажег шар. Заглянул в микроскоп, отрадно и вроде бы плотоядно осклабился.

- Я его поймаю, - торжественно и принципиально произнес он, поднимая палец наверх, - поймаю. Может быть, и Михаил Афанасьевич Булгаков от солнца.

Снова шторы взвились. Солнце было налицо. Вот оно залило стенки института и косяком легло на торцах Герцена. Доктор смотрел в окно, соображая, где будет солнце деньком. Он то отходил, то приближался, легонько Михаил Афанасьевич Булгаков пританцовывая, и в конце концов животиком лег на подоконник.

Приступил к принципиальной и загадочной работе. Стеклянным колпаком накрыл микроскоп. На синем пламени горелки расплавил кусочек сургуча и края колокола припечатал к Михаил Афанасьевич Булгаков столу, а на сургучных пятнах оттиснул собственный большой палец. Газ потушил, вышел, и дверь кабинета запер на британский замок.

Полусвет был в коридорах института. Доктор добрался до комнаты Панкрата и длительно Михаил Афанасьевич Булгаков и неудачно стучал в нее. В конце концов, за дверцей послышалось урчанье вроде бы цепного пса, харканье и мычанье, и Панкрат в полосатых подштанниках, с завязками на лодыжках стал в светлом пятне. Глаза его дико Михаил Афанасьевич Булгаков уставились на ученого, он еще легонько подвывал со сна.

- Панкрат, - произнес доктор, смотря на него поверх очков, - извини, что я тебя разбудил. Вот что, друг, в мой кабинет завтра с Михаил Афанасьевич Булгаков утра не ходить. Я там работу оставил, которую сдвигать нельзя, сообразил?

- У-у-у, по-по-понял, - ответил Панкрат, ничего не осознав. Он пошатывался и рычал.

- Нет, слушай, ты пробудись, Панкрат, - молвил Михаил Афанасьевич Булгаков зоолог и легонько потыкал Панкрата в ребра, отчего у того на лице вышел испуг и некая тень осмысленности в очах. - Кабинет я запер, - продолжал Персиков, - так убирать его не надо до Михаил Афанасьевич Булгаков моего прихода. Сообразил?

- Слушаю-с, - прохрипел Панкрат.

- Ну вот и отлично, ложись спать.

Панкрат оборотился, пропал в двери и тотчас обвалился в кровать, а доктор стал одеваться в вестибюле. Он надел сероватое летнее пальто Михаил Афанасьевич Булгаков и мягенькую шапку, потом, вспомнив про картину в микроскопе, уставился на свои калоши, как будто лицезрел их в первый раз. Потом левую надел на левую, желал надеть правую, но та не полезла Михаил Афанасьевич Булгаков.

- Какая страшная случайность, что он меня отозвал, - произнес ученый, - по другому я его так бы и не увидел. Но что это сулит?... Ведь это сулит черт знает что такое!..

Доктор Михаил Афанасьевич Булгаков усмехнулся, прищурился на калоши и левую снял, а правую надел.

- Боже мой! Ведь даже нельзя представить для себя всех последствий...

Доктор с презрением ткнул левую калошу, которая раздражала его, не хотя налезать на правую Михаил Афанасьевич Булгаков, и пошел к выходу в одной калоше. Здесь же он растерял носовой платок и вышел, хлопнув тяжелою дверцей. На крыльце он длительно находил в кармашках спички, хлопая себя по краям, отыскал и тронулся Михаил Афанасьевич Булгаков по улице с незажженной папиросой во рту.

Ни 1-го человека ученый не повстречал до самого храма. Там доктор, задрав голову, приковался к золотому шлему. Солнце сладостно лизало его с одной Михаил Афанасьевич Булгаков стороны.

- Как ранее я не видал его, какая случайность?.. Тьфу, дурачина - доктор наклонился и задумался, смотря на разно обутые ноги, - гм... Как быть? К Панкрату возвратиться? Нет, его не разбудишь. Придется на руках Михаил Афанасьевич Булгаков нести. - Он снял калошу и брезгливо понес ее.

На древнем автомобиле с Пречистенки выехали трое. Двое опьяненных и на коленях у их ярко раскрашенная дама в шелковых штанах по моде 28 года Михаил Афанасьевич Булгаков.

- Эх, папаша! - кликнула она низким сиповатым голосом, - что все-таки другую-то калошу пропил!

- Видно в "Альказаре" набрался старичок, - завыл левый пьяненький, правый высунулся из автомобиля и проорал:

- Отец, что, ночная Михаил Афанасьевич Булгаков на Волхонке открыта? Мы туда!

Доктор строго поглядел на их поверх очков, выронил изо рта папиросу и тотчас запамятовал о их существовании. На Пречистенском бульваре раздалась солнечная прорезь, а шлем Христа начал Михаил Афанасьевич Булгаков пылать. Вышло солнце.

^ ГЛАВА III


mi-vpitivaem-okruzhayushuyu-nas-sredu.html
mi-vse-obladaem-sposobnostyami-predvideniya.html
mi-za-professionalnij-soyuz-i-vzaimovigodnoe-sotrudnichestvo.html