МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава

* Так именуемые "Compo Rations", английские полевые пайки для немногочисленных подразделений, призванные заполнить нишу меж персональными сухими пайками и едой, приготовляемой поварами в полевых кухнях. Выпускались в 7 вариантах меню, упаковывались в ящики по 14 штук (прим. перев.)
** Когда летом 1990 года я брал совместное интервью у Строля и Уинтерса, разговор пошел последующим образом:
Эмброуз МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава: Итак, Род возвратился и произнес вам: "У нас здесь прорыв". Сейчас давайте продолжим.
Уинтерс: Должен увидеть, когда он вошел, было видно, что он из боя. Он задыхался, и чуть взглянув на него, можно было осознать: этот юноша только-только побывал лицом к лицу со гибелью. Без всякого сомнения.
Строль: Я МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава смотрелся не так плохо.
Уинтерс: Для тебя нечего стыдиться этого. Ведь в тебя стреляли.
Строль: Он гласит, что я навалил в брюки. Со мной такового никогда не бывало (прим. создателя)

Возвратившись к группе, он нашел, что подкрепление прибыло. Сейчас у него было порядка 30 человек. Он собрал лейтенантов Фрэнка МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава Риза и Томаса Пикока, и сержанта Флойда Тэлберта, и дал приказания: "Тэлберт, ведите третье отделение вправо. Пикок, вы с первым отделением – влево. Я возьму 2-ое отделение и буду в центре. Риз, разместите ваши пулеметы в промежутках меж нашими колоннами. Мне необходимо, чтоб вы как надо прикрыли нас МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава огнем, пока мы не доберемся до той дороги. Тогда заканчивайте огнь, начинайте движение и присоединяйтесь к нам". Он произнес Тэлберту и Пикоку, чтоб те отдали приказ своим людям примкнуть штыки.
Когда его подчиненные направились делать приказ, Уинтерс собрал 2-е отделение и растолковал собственный план. Рядовой Хублер стоял прямо перед МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава ним. Когда Уинтерс произнес: "Примкнуть штыки", Хублер конвульсивно сглотнул. Уинтерс лицезрел, как кадык на его горле дернулся вверх-вниз. Адреналин практически тек из него.
"Я тоже был переполнен адреналином", вспоминал Уинтерс. По его сигналу пулеметы открыли огнь, и все три колонны начали движение со всей скоростью, на какую были способны через МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава лежащее меж ними и дорогой двухсотметровое плоское, раскисшее поле, изо всех сил стараясь пригибаться как можно ниже.
Тогда Уинтерс не имел ясного понятия о том, сколько германцев находится на той стороне дороги, идущей от дамбы к парому – ее насыпь была довольно высочайшей и перекрывала обзор. При всем этом немцы тоже МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава не знали, что америкосы на подходе. Они сделали непростительную ошибку: утратив стрелков и пулеметчиков, убитых первым залпом, они не выставили наблюдателей на дороге либо дамбе.
Двигаясь в голове, Уинтерс добрался до дороги первым и выскочил на нее. Прямо перед ним, всего в нескольких футах, был германский часовой МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава, пригнув голову прячущийся от огня пулеметов Риза. Справа от себя Уинтерс краем глаза увидел плотную массу людей, больше сотки, сгрудившихся и залегших у места соединения дороги с дамбой. Они тоже пригнули головы, пережидая пулеметный огнь. Все были одеты в длинноватые шинели, на спинах были портфели. Он все были развернуты МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава в сторону дамбы, он находился сзади их. Их делило всего 15 метров.
Перекатившись, Уинтерс упал назад на западную сторону дорожной насыпи, вырвал чеку у гранаты и навесом забросил ее к часовому. Фактически сразу часовой бросил в ответ "колотушку". В момент броска Уинтерс сообразил, что сделал огромную ошибку – он запамятовал МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава снять липкую ленту, которой во избежание злосчастных случаев был обмотан запал его гранаты.
До того как "колотушка" взорвалась, Уинтерс выскочил назад на дорогу. Часовой скорчился, закрыв голову руками в ожидании взрыва гранаты Уинтерса. До него было всего 3 ярда. Уинтерс выстрелил в него из собственной М-1 от ноги.
Выстрел послужил сигналом МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава для всей роты. Вся масса эсэсовцев принялась подниматься и разворачиваться в сторону Уинтерса. Тот оборотился вправо и принялся стрелять в скопление людей.
Уинтерс так описывал происходившее дальше: "Движения германцев казались мне мистическими. Когда они начали подниматься, это смотрелось очень медлительно, позже они поворачивались, смотря на меня через плечо МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава, тоже очень медлительно, когда они начали подымать винтовки, чтоб стрелять в меня, это было неспешное, очень неспешное движение. Я выпустил первую пачку (восемь патронов) и, все еще стоя среди дороги, воткнул вторую и, все еще стреляя от ноги, выпустил ее в массу".
Немцы попадали. Одни начали целиться из винтовок МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава в Уинтерса. Другие кинулись бежать от него. Но все их движения были неудобными, скованными из-за длинноватых шинелей. Уинтерс ринулся на западную сторону дороги. Взглянув вправо, он увидел Тэлберта, бежавшего пригнувшись во главе собственной колонны. Она была еще в 10 метрах от дороги. Его собственная колонна, идущая по центру, изо всех сил МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава пробиралась через поле. Колонне Пикока слева была в 20 метрах от дороги, задержанная несколькими рядами проволоки, протянутой поперек поля.
Уинтерс воткнул третью пачку и принялся высовываться, делая один-два выстрела, потом вновь пригибаться. Когда другие колонны янки добрались до дороги, немцы принялись улепетывать, как могли.
"Огнь на поражение!" кликнул Уинтерс.
Это МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава была утиная охота. Немцы бежали. Стрелки роты "Изи" безнаказанно расстреливали их. "Есть один!" услышал Вебстер вопль Хублера. "Черт, я завалил 1-го!" По словам Вебстера, "Хублер был в собственной стихии, он съел их с потрохами".
Группка германцев оказалась отрезанной и укрылась в зарослях больших сорняков. Кристенсен увидел их МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава. "Кто-нибудь по-немецки?" кликнул он. Подошел Вебстер. "Хераус!"* закричал он. "Шнель! Хенде хох! Шнелль! Шнелль!"** Один за одним наружу выкарабкались одиннадцать германцев. Здоровые, прочно сложенные, они утверждали, что были поляками. Кристенсен жестом выслал их в тыл.
Вебстер возвратился на дорогу, чтоб продолжить огнь. Один из германцев оборотился и выстрелил МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава в ответ. "Это было будто бы по правой ноге вмазали бейсбольной битой", вспоминал Вебстер, "меня развернуло и сбило с ног". Все, что он успел поразмыслить, было: "Они меня поимели!" что даже тогда показалось ему "неподходящим и кислым клише". (Как все писатели, он составил свое собственное описание того, как МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава разворачивались действия.)
Это была незапятнанная рана. Пуля прошла через голень Вебстера, не задев кость. Рана за миллион баксов. Я сделал это, поразмыслил он. Когда медик Юджин Роу добрался до него, на лице у Вебстера была широкая ухмылка. Роу перевязал рану и произнес Вебстеру, что он может уходить. Вебстер дал бандольеры с МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава патронами Мартину, "который сохранял спокойствие и беззаботность, самый размеренный, самый бесстрашный человек, которого я когда-либо лицезрел", и свои гранаты Кристенсену. Он взял собственный пистолет и M-1, и поковылял в тыл.
Уинтерс увидел, как приблизительно в сотке метров через южную сторону дамбы перебралось еще более германских боец из МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава ранее незамеченной роты СС. Они присоединились к своим бегущим товарищам в их отступлении на восток, за границы досягаемости огня роты "Изи". Это прирастило размеры цели. К этому моменту лейтенант Риз выдвинул вперед свои пулеметы. Рядовой Кобб установил пулемет и открыл огнь на огромную дальность по уходящим силам противника. Выжившие немцы МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава достигнули маленький рощи, где проходила еще одна дорога, ведущая к реке. Как мог созидать Уинтерс, они свернули влево и двинулись по дороге к реке.
Уинтерс взял рацию и вызвал артиллерию. Английские орудия начали насыщенный обстрел группы отходящих германцев. Уинтерс желал выдвинуться по собственной дороге к реке, чтоб отрезать германцам МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава путь отступления, но 30 5 человек против приблизительно 150 выживших германцев было не очень неплохим соотношением. Он вновь вышел на связь, чтоб запросить у штаба 2-го батальона подкрепление. Оттуда пообещали прислать взвод из роты "Фокс".
Ждя подкрепление, Уинтерс провел перекличку и реорганизацию. У него был один погибший (Дьюкмен) и четыре покалеченых МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава. Одиннадцать германцев сдались. Либготт, просто раненый в руку, был ходячим. Уинтерс отдал приказ ему отконвоировать пленных на КП батальона, а потом показаться Доку Нивльзу.
Здесь он вспомнил, что Либготт, будучи неплох в бою, имел репутацию "очень жесткого с пленными". Он также слышал, что Либготт ответил на его приказ словами: "О МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава да! Уж я о их позабочусь".
"Тут одиннадцать пленных", произнес Уинтерс, "и я желаю, чтоб в батальон было передано одиннадцать пленных". Либготт начал горячиться. Уинтерс вскинул М-1 к бедру, снял с предохранителя, направил на Либготта и произнес: "Либготт, брось все боеприпасы и разряди винтовку". Тот, ругаясь и ворча, все МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава таки сделал, что ему отдали приказ.
"Сейчас", произнес Уинтерс, "можешь зарядить винтовку одним патроном. Если завалишь пленника, другие накинутся на тебя". Уинтерс увидел германского офицера, который расхаживал взад-вперед, очевидно взволнованный и испуганный радостью Либготта в 1-ый момент после получения приказа. По-видимому, офицер осознавал по-английски: услышав МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава последующие приказы Уинтерса, он расслабился.
Либготт привел всех одиннадцать пленных на КП батальона. Уинтерс знал точно, так как позднее совладал об этом у Никсона.
Паром, на котором ранее переправились немцы, и который был нужен им для возвращения, находился в конце дороги, на которой была рота "Изи". Уинтерс МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава желал добраться до него, до того как это сделают они. Когда прибыл взвод из роты "Фокс" доставивший боеприпасы, Уинтерс перераспределил их, а потом дал приказ. Он поделил имеющиеся силы, около шестидесяти человек, на две группы и отдал приказ первой, во главе с собой, оставаться на месте и прикрывать, а 2-ой выдвинуться МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава приблизительно на 100 метров вперед, занять позиции и прикрывать, когда 1-ая группа начнет видном выдвигаться вперед. Он собирался повторять этот маневр в протяжении всех 600 либо около того метров до самой реки.
Приблизительно в 200 метрах от реки подразделение Уинтерса вышло к каким-то фабричным постройкам. Начала работать германская артиллерия. Эсэсовцы МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава в отчаянной попытке добраться до парома силами до семидесяти 5 человек предприняли атаку на правый фланг янки. Уинтерс сообразил, что переоценил свои силы. Пришло время отойти, чтоб быть в состоянии биться далее. Подразделение последовательными бросками отошло назад к дамбе.
Тогда, когда последние бойцы перебирались через дамбу, немцы обрушили ужасающий по МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава мощности артиллерийский огнь на место скрещения дороги с дамбой. Они были отлично пристреляны. Десантники рассыпались на право и на лево, но успели понести множественные утраты.
Уинтерс схватил рацию и вызвал штаб батальона, запросив докторов и санитарный транспорт. В разговор вступил Док Нивльз, желающий выяснить, сколько у их покалеченых.
"Две бейсбольные команды МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава", ответил Уинтерс.
Нивльз ничего не смыслил в спорте. Он попросил Уинтерса выражаться ясным языком.
"Убирайтесь ко всем чертям со связи, чтоб я мог вызвать артиллерийскую поддержку", проорал Уинтерс в ответ, "либо их хватит на три бейсбольные команды".
В тот момент Бойл "услышал подлетающие минометные мины, и МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава нужно сказать, они должны были оказаться достаточно близко". Бойл двигался не очень стремительно, так как выдохся, что было результатом далековато не полного излечения от раны, приобретенной в Нормандии. "Я ринулся вперед на дамбу. Мина попала сходу сзади и левее меня, и разорвала мне левую ногу от ноги до колена, и это МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава было все. Ужасающий удар, но никакой боли". До того как он растерял сознание, Уинтерс похлопал его по плечу и произнес, что о нем позаботятся.
Гварнери и Кристенсен отрезали ему штанину и посыпали ужасную рану (большая часть плоти на левом бедре Бойла была оторвана) стрептоцидом. Они вкололи ему МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава морфий и передали санитарам с носилками, чтоб те отнесли его в тыл.
Вебстер пробовал в одиночку пересечь открытое поле, чтоб добраться до пт первой помощи. Он полз по коровьей тропе, через грязь и коровьи лепешки, вжимаясь в землю посильнее, чем на какой-нибудь из занятий. Он разорвал брюки, перебираясь через МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава заграждение из ключей проволоки. Оказавшись по ту сторону, он рискнул вскочить и видном преодолеть оставшуюся до неопасного места сотку ярдов. Германский наблюдающий засек его и вызвал огнь 88-миллиметровок. Три взрыва, по одному с каждой стороны и один сзади, принудили Вебстера ощутить себя "испуганно и неуверенно". Ему удалось убраться с полу МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава, до того как орудие совсем пристрелялось.
Кто-то из роты F посодействовал ему добраться до перекрестка дорог. Двое докторов на внедорожнике, возвращающихся от дамбы, подобрали его, положили поперек капота, "и произнесли мне расслабиться. Они произнесли, что мы будем ехать стремительно, так как человек на носилках сзади, сержант МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава Бойл, тяжело ранен и ему нужна незамедлительная помощь".
В общей трудности в итоге артиллерийского налета два взвода из рот "Изи" и "Фокс" утратили ранеными восемнадцать человек. Убитых не было.
Уинтерс занял укрепленные позиции, чтоб прикрыть место скрещения дороги и дамбы. К нему подошел капитан Никсон. "Как оно здесь? спросил он МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава.
В первый раз с момента начала событий Уинтерс сумел присесть. "Дай мне хлебнуть воды", произнес он. Дотянувшись до фляги Никсона, он увидел, что его рука дрожит. Он вымотался.
То же самое было с Кристенсеном. Он не осознавал этого, пока не принялся считать. Оказалось, что в общей трудности он выпустил из МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава собственной М-1 50 семь пачек: 456 патронов. Той ночкой, пытаясь бодрствовать исполняя обязанности караульного и пытаясь отступить от того ужасного напряжения, Кристенсен сбегал по малой нужде 30 6 раз.
Имея 30 5 человек, взвод роты "Изи" разбил две германских роты численностью около 300 человек. Утраты янки (включая роту "Фокс") составили 1-го убитого и 20 два покалеченых МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава. Германские утраты насчитывали 50 убитых, одиннадцать пленных и около сотки покалеченых.
Позднее Уинтерс сообразил, что он и его люди были "очень, очень удачливы". В анализе он указал, что основной предпосылкой фуррора было низкое качество германского командования. Немцы позволили 1-му отделению отступить и, сидя на поле, дождаться подкреплений. Они собрались одной большой МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава кучей, что исходя из убеждений Уинтерса было непростительно. Они позволили двум пулеметам придавить себя, в то время как три колонны "Изи" преодолевали 200 ярдов открытого места для штыковой атаки. Они очень медлительно реагировали, когда Уинтерс стрелял по ним с дороги. Они не смогли организовать ответный огнь когда началась стрельба.
"Изи МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава", в отличие от их, практически все сделала верно. Уинтерс именовал это "кульминационным моментом всех действий роты Е за всю войну, даже наилучшим, чем в "День-Д", так как он показал полное приемущество "Изи" в каждом виде пехотной стратегии: патрулировании, обороне, атаке под огневым прикрытием, отходе и, сначала, потрясающей по меткости МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава стрельбе из винтовок, пулеметов и минометов".
Можно продолжить перечислять. К примеру, неотъемлемой чертой личного состава "Изи" была отменная физическая подготовка. Они выкладывались посильнее, чем боксер-тяжеловес в пятнадцатираундовом бою за титул чемпиона, намного посильнее. Они издержали больше энергии, чем человек, сыгравший в течение часа один за МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава одним три футбольных матча. Также необходимо подчеркнуть систему связи роты с действенным внедрением радио, посыльных и сигналов жестами. Атака и отход перекатами, входившие в план занятий в период обучения в Токкоа, были выполнены как по учебнику. Эвакуация покалеченых также была выполнена тихо и отлично. Взаимодействие с английской артиллерией было МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава прекрасным.
То же касается и Уинтерса. Он воспринимал одно правильное решение за другим, время от времени подсознательно, время от времени после кропотливого обдумывания. Наилучшим было его решение о том, что атака является единственным выбором. Он использовал не только лишь мозги, да и личный пример. Его принципом было: "Следуйте за мной". Он МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава лично взял на себя больше риска и убил больше германцев, чем кто-нибудь еще.
Но вроде бы хороша не была рота "Изи" 506-го полка, пусть даже во всей армии не было наилучшей роты легкой пехоты, она ничего не могла противопоставить кошмару поля битвы – современной артиллерии. "Изи" необходимо было МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава перевалить через дамбу, чтоб возвратиться назад. Она не могла оставаться под обстрелом в чистом поле. Но пересекая дамбу, она оказалась на виду у пристрелявшей это место германской артиллерии. Несколько полных кошмара минут, и рота понесла больше утрат, чем столкнувшись ранее с несколькими сотками германских стрелков.
"Артиллерия – страшная вещь", гласил МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава Вебстер. "Боже, как я ее терпеть не могу".
Отдел пропаганды 101-й воздушно-десантной дивизии обширно разрекламировал этот эпизод, сделав это языком, обычным для военного времени: "Уинтерс был должен дать приказ штурмовать в штыки, и он сделал это. В итоге этого храброго приказа большая часть 2-ух рот СС оказалась МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава разбита и была обязана отступить, не имея способности начать атаку, запланированную на это самое время".
В свете начавшегося рассвете такого же денька крупномасштабного пришествия 363-й фольксгренадерской дивизии на левый фланг 506-го в Офеусдене, маленькая стычка на дамбе, может быть, имела ключевое значение. Если б роты эсэсовцев смогли безнаказанно двинуться через дамбу МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава на юг, они могли совершить нападение на штаб полка в тот момент, когда внимание полковника Синка было бы сконцентрировано на Офеусдене.
Синк оценил это. Он издал приказ, в каком выразил благодарность 1-му взводу "Изи" за проявленную в бою храбрость. После описания штыковой атаки он написал: "Своими дерзкими действиями и грамотным МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава маневром против численно превосходящих сил" взвод "нанес противнику огромные утраты " и предупредил его попытку поруха с тыла на штаб батальона.
Через пару дней после штыковой атаки полковник Синк нанес визит Уинтерсу. "Как полагаете, вы можете совладать с батальоном?" спросил он, указав, что подразумевает сделать Уинтерса заместителем командира 2-го батальона МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава (майор Оливер Хортон был убит в бою за Офеусден 5 октября).
Уинтерс, 20 6 с половиной летний капитан, прокомандовавший ротой только три месяца, конвульсивно сглотнул и ответил: "Да, сэр. Я знаю, что справлюсь с нашим батальоном в поле. Я не беспокоюсь по поводу боя. Только по поводу административных вопросов. Я МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава ими никогда не занимался".
"Не беспокойтесь", заверил его Синк. "Я позабочусь об этом". 9 октября он провозгласил Уинтерса заместителем командира 2-го батальона.
Пришедший на смену Уинтерсу командир роты "Изи" не выдерживал сопоставления. Он был переведен из другого батальона. Рядовой Ральф Стэффорд отдал ему уничтожающее описание: "Он реально косячил. Он не только лишь МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава не знал, что делать, да и не вожделел обучаться. Он валялся на кровати, не проводил проверок и заставлял таскать ему сливы".
Скоро он был снят с должности.
Другие офицеры, пришедшие в качестве пополнения, также проявили себя неудовлетворительно. По поводу 1-го из их Кристенсен произнес: "Нерешительность была его вторым именованием МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава… В бою он становился совсем дезориентированным и терялся. Мы, сержанты взвода, взяли командование в свои руки и делали дело, а он никогда и не сетовал, так как осознавал свою неспособность командовать в сложных критериях".
Вебстер писал о командире взвода в бою за Нуенен: "Я никогда не лицезрел его шумно МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава выражающим эмоции. Он никогда не кидался в глаза. Он не соответствовал собственной должности, старики во взводе никогда не давали ему спуску. Если в суровой ситуации потерпит беду кто-то из нижних чинов, это плохо, но для офицера, который, как предполагалось, должен вести людей за собой, это непростительно".
Маларки МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава, повествуя о том бою, вспоминал, что Гварнери "наорал на офицера, спрятавшего голову в песок, указав, что он должен возглавить взвод... Этот офицер позднее оказался в медпункте с простреленной рукою, подозревали, что он сделал это сам".
Сочетание офицеров-новичков и личного состава, чья подготовка не дотягивала до эталонов МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава изначальной группы – тех, кто прошел Курахи, тяготы каждодневных артобстрелов и угрозы ночных дозоров наносили "Изи" тяжкий урон. Томные условия жизни еще более ухудшали ситуацию.
Пол Фасселл описывал две стадии рационализации, которые проходит боец на войне: за чувством "со мной такового не произойдет, сменяющимся на это может произойти со мной, если МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава я не буду более осторожен" следует стадия "ясного понимания: это произойдет со мной, и только мое отсутствие там (на полосы фронта) может предупредить это".*** Некие люди так и не добиваются этого понимания, к другим оно приходит практически сходу. Когда оно приходит к бойцу стрелковой роты, находящейся на полосы фронта МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава, становится практически нереально вынудить его остаться там и исполнять обязанности. Он обязан иметь внутреннюю мотивацию. Непременно, самым сильным мотивирующим фактором является приятельство – нежелание подвести собственных друзей, прослыть трусом в очах людей, которых он любит и уважает. Этого нельзя достигнуть одной только дисциплиной, так как дисциплина полагается на наказание, но армия не МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава способна придумать для солдата-фронтовика худшего наказания, чем выслать его на передовую.****
Одной из обстоятельств этого будет то, что Гленн Грэй именует окопной "деспотией реального". Прошедшего и, что более принципиально, грядущего не есть. Он объясняет, что "в окопах на полосы фронта есть больше времени для раздумий и МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава больше одиночества, чем в безопасности родного дома, и это время измеряется мерой, хорошей от обыденных часов и календарей".***** Для бойца, находящегося под огнем и достигшего предела даже самая страшная армейская кутузка покажется симпатичной. Все, что имеет значение – остаться в живых в последующую минутку.
Грэй считает, что вот поэтому бойцы идут МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава на такие экстраординарные проделки, чтоб добыть трофеи. В Брекур Манор Маларки под пулеметным обстрелом кинулся в поле, чтоб забрать у мертвого немца то, что показалось ему Люгером. В Голландии, 5 октября, когда Вебстер ковылял в тыл по открытому полю, простреливаемому германскими 88-миллиметровками, он увидел "германское камуфлированное пончо, безупречный трофей". Он МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава тормознул, чтоб "надрезать его". Грэй разъясняет это явление: "Сначала, трофеи возникают, чтоб дать бойцу некую гарантию грядущего за пределами гибельных критерий реального. Они представляют собой надежду на то, что ему получится выжить". В небезопасной для жизни ситуации практически нереально мыслить о чем-либо не считая выживания, что является предпосылкой явления МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава, обратного охоте за трофеями: халатному отношению бойца к собственному имуществу, флегмантичному отношению к деньгам". "Принимая роль в очень небезопасных кампаниях", пишет Грэй, "бойцы почаще, чем кто-нибудь из штатских выяснят, что все наружное можно компенсировать, в то время как жизнь – нет".******
Почтение товарищей нельзя поменять ничем. Но у чуть МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава прибывшего с пополнением бойца чувство приятельства отсутствует, таким макаром, нет ничего, что могло бы удержать его на посту. Грэй ведает историю дезертира, которого он повстречал во французском лесу в ноябре 1944. Этот юноша был из гор Пенсильвании, обычный к жизни под открытым небом, он провел там пару недель и собирался МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава остаться, пока не завершится война. "Все люди, которых я знал, с которыми проходил подготовку, были убиты либо переведены в другие части", пояснял дезертир. "Я одинок… Мне повсевременно казалось, что снаряды ложатся все поближе и поближе, и я не мог это вынести". Он просил Грэя бросить его. Грэй отказался МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава, сказав, что должен возвратить его, но обещал, что он не будет наказан. Боец ответил, что знает это: он с горечью предсказал, что "они" просто вновь вышлют его на фронт – конкретно так и вышло, когда Грэй привез его назад в часть.*******
На фронте ломается не только лишь показушная МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава дисциплина "плюй-полируй"********. В критериях угрозы для жизни и при отсутствии подабающего контроля приказы могут быть проигнорированы. "На горьком опыте старенькые бойцы быть независящими и принимать самостоятельные решения", написал Вебстер своим родителям скоро после собственного ранения. "В один прекрасный момент наш лейтенант произнес моему командиру отделения, чтоб тот взял собственных МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава восьмерых человек и уничтожил зенитные орудия, ведущие огнь по подлетающим планерам. Девять человек с винтовками должны биться против 88 и 40-миллиметровых орудий! Ответ сержанта был непреличным. Проявив здравомыслие, он выручил наши жизни в ситуации, где новичок слепо ринулся бы вперед. Позднее тот же лейтенант отдал приказ двум лазутчикам отправиться на германские позиции МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава, он они, лучше зная обстановку, просто отправили его".
Ветераны пробовали помогать новеньким, но при всем этом старались не запоминать их имен, считая, что те все равно скоро погибнут. Это не означало, что старики не испытывают к новеньким никакой симпатии. "Наши новые", писал Вебстер родителям, "18-летние призывники были так МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава молоды и выглядели настолько экзальтированно, это казалось злодеянием выслать их в бой. Мы, парашютисты, получали самых наилучших людей во всей армии, но попасть сюда было проклятьем судьбы для хоть какого, оказавшегося вдалеке от дома либо института".
Никто в "Изи" не был в бою до 6 июня 1944 года, но к октябрю все МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава, кто вылетел из Великобритании вечерком 5 июня и все еще оставались в живых, находясь в Голландии, имели за плечами два боевых прыжка и две кампании. Многие из их были ранены и некие из их сбежали из госпиталей, чтоб отправиться в Голландию. Так было не поэтому, что они обожали вести МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава войну, а поэтому, что они знали: если они не отправятся вести войну вкупе с "Изи", им предстоит пойти на войну вкупе с незнакомцами, так как для пехотинца, находящегося на Европейском театре, единственным методом выйти из боя были погибель либо ранение, стоившее ему утраты конечности. Они решили, что если уж МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава вести войну, то лучше делать это вкупе со своими товарищами.
Прибывшие с пополнением изредка достигали таковой степени отождествления. Не считая того, так как для обеспечения пополнения личного состава армия ускоряла учебный процесс, новенькие не дотягивали по уровню до людей, вначале прошедших Курахи. В Вехеле Вебстер увидел 1-го из МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава таких по имени Макс, "стенающего и зажимающего правую руку".
"Помогите мне! Помогите мне! Кто-либо, помогите мне!"
"Что случилось? Ранен еще куда-то?"
"Нет, нет. Она болит!"
"Так почему не встаешь и не бежишь?"
"Но он не испытывал такового желания. Он был в таком шоке, что желал просто МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава лежать там и стонать… Этот шок – увлекательная штука. Неким парням можно было оторвать ногу, и они отчаливали на медпункт, ковыляя без помощи других, в то время как другие, такие как Макс, костенели при виде крови и были не в состоянии оказать для себя помощь. Молвят, что шок в главном МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава имеет физическую природу, но мне кажется, что очень огромное значение имеет психический настрой. Макс не был агрессивен, он не был тверд, он не был отлично подготовлен".
Нет ничего необычного в том, что офицеры и нижние чины оказывались сломленными, находясь в критериях неизменного переутомления, напряжения и чувства уязвимости. Умопомрачительно то, что настолько МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава многие из их не сломались.

* Вылезайте! (нем.)
** Стремительно! Руки ввысь! Стремительно! Стремительно! (нем.)
*** Пол Фасселл, "Время войны", стр. 282.
**** Не считая верной погибели. К примеру, в Вермахте во время схватки в Нормандии германские унтер-офицеры держались сзади солдат-иностранцев. На Омаха-бич был взят в плен поляк, служивший в МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава Вермахте. В процессе допроса его спросили, как фронтовые подразделения держались под бомбежками и обстрелами с моря. "Ваши бомбы были очень убедительны", ответил он, "но менее чем стоящий сзади меня сержант с пистолетом в руке". Но южноамериканская армия не поступала схожим образом.
***** Гленн Грэй, "Вояки", стр. 119.
****** Гленн Грэй, "Вояки", стр МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава. 82.
******* Гленн Грэй, "Вояки", стр. 17-18.
******** Spit and polish – идиома, обозначающая наведение безупречного порядка, часто во вред реальной боеспособности. Происходит от принятого в американской армии метода наведения безупречного глянца на обуви при помощи слюны и суконки. В современном сленге имеет очередное значение (кстати, тоже пришедшее из армии) – выполнение миньета (прим МЫ ЖАЖДАЛИ ЭТИ КРЫЛЫШКИ. 10 глава. перев.)


mif-ni-o-chem-ne-bespokojsya-delaj-svoe-delo.html
mif-o-kefale-i-prokride-doklad.html
mif-o-parallelnih-pryamih.html